«Спартак» предлагал больше, но я хотел остаться в «Локо»

«Спартак» предлагал больше, но я хотел остаться в «Локо»

Этим летом Гилерме пережил самые сложные переговоры в карьере. Переговоры, в течение которых в медиа вспыхивали инсайды о переходе в «Спартак» или «Зенит», а также заявление гендиректора «Локомотива» о том, что Маринато покинет команду зимой.

Все закончилось хэппи-эндом: 19 июля Гилерме продлил контракт на три года (и теперь проведет в «Локо» 15 лет), а сегодня объяснил, что это было.

Переговоры, «Спартак», Кикнадзе, Семин

— Сезон вы начали со старым контрактом, который заканчивался в декабре. Это сильно мешало?

— Волнение было, но я изначально настраивался на то, что переговоры закончатся хорошо. Но когда выходил на поле, то забывал обо всем — там о таких вещах просто не думаешь.

— Во время переговоров было много слухов о «Спартаке», «Зените». Что из этого правда?

— Предложения были не только от российских команд, но из Европы — Турция, Италия, Испания. Но я изначально хотел остаться здесь. Уже говорил: моя мечта — завершить карьеру в «Локомотиве».

— Но на встрече с болельщиками Василий Кикнадзе объявил, что вы скорее всего доиграете до декабря и уйдете.

— Думаю, он просто на эмоциях ответил на мои слова, которые я произнес минутами ранее. Потому что в тот момент решения [об уходе] не было. Ни с моей стороны, ни со стороны клуба.

— «Клуб должен приложить больше усилий, я здесь уже 12 лет», — на той встрече вы тоже говорили на эмоциях?

— Нет, это было осознанно, хотя и спонтанно. Догадывался, что болельщики спросят о контракте, но речь не готовил. Просто на тот момент все слишком затянулось, я не мог больше терпеть. Понимал, что такие вопросы быстро не решаются; что мне уже не 20 лет.

Но я играю на хорошем уровне и, уверен, смогу удержать его еще три-четыре года. Рад, что смог донести это до руководства, и меня поняли. Главное, что и я, и клуб в итоге довольны. Когда доволен кто-то один — это не очень хорошо.

— Не пожалели, что публично высказались против руководства клуба?

— Не считаю, что выступил против руководства. Я никого не критиковал. Просто высказал свое мнение.

— Возвращаемся к переговорам со «Спартаком». Вы ведь знакомы с Томасом Цорном?

— Нет. Виделись в расположении сборной и на сборах «Локомотива» (Цорн организовывал их на правах матч-агента. — Sport24). Между мной и руководством «Спартака» никаких переговоров не было. Предложения, о которых я сказал, между собой обсуждали клубы.

— Допустим, клуб согласился бы вас отпустить. В этом случае вы бы рассмотрели предложение?

— Если бы в «Локомотиве» сказали: мы хотим тебя продать… Для меня это очень тяжелая ситуация и решение. Я в клубе 12 лет, очень люблю всех — от поваров до сотрудников базы, которые убирают номера. Мне сложно представить не то что трансфер в зарубежную команду, но и в российскую. Особенно если речь идет о трансфере к принципиальному сопернику, конкуренту.

— Однажды вы сказали, что никогда не перейдете в «Спартак». Готовы повторить эти слова?

— Да. Я ведь сдержал их! Хочу играть в России за одну команду, мечтаю завершить карьеру в «Локомотиве». В «Спартак» не перейду.

— У вас и Чорлуки один агент — Желько Тадич. Когда он вел переговоры о продлении контракта Ведрана с «Локомотивом», его тоже продлили на волне слухов о «Спартаке». Есть версия, что таким образом Тадич выбивал выгодный контракт для своих клиентов.

— У Чорлуки реально было предложение от «Спартака». Он не ходил к ним со словами: дайте контракт, который я покажу «Локомотиву» и попрошу его улучшить. В «Спартаке» бы просто не согласились, так никто не делает.

— Писали, что вы дали согласие на трансфер в «Спартак» и согласовали личный контракт.

— Это все «бла-бла-бла». Согласовал контракт, просил три миллиона, пять миллионов — это все неправда.

— Предложение «Спартака» было лучше, чем у «Локомотива»?

— Говорили, что да. Но я ждал, потому что хотел остаться здесь.

— Предложение «Локомотива», которое вы приняли, уступало предложению «Спартака»?

— Да. Но я всем доволен, я хотел здесь остаться.

— Как реагировал на слухи Юрий Семин?

— Разговаривали много раз. Он хотел, чтобы я остался: «Успокойся, все закончится нормально. Просто потерпи». Я так и поступил.

Будущее

— Вы сказали, что хотите завершить карьеру в «Локо». То есть закончите в 37, когда истечет контракт?

— Не хочу сейчас планировать такие вещи. Посмотрим, что будет со здоровьем — пока чувствую себя великолепно. Надеюсь, так же будет и дальше. Но анонсировать уход из футбола прямо сегодня не готов. Если появится возможность продолжить на хорошем уровне — почему нет? Но закончить в «Локомотиве» — по-прежнему моя цель.

— Чем займетесь после?

— Не хочу работать на поле. И так вся карьера — сборы, база. Стать тренером или ассистентом — пока точно нет, ведь ничего не изменится. Возможно, позже передумаю, но сейчас мне больше интересна работа менеджера или спортивного директора. Наверное, скоро пойду учиться.

— Вспомните день, когда вы были ближе всего к уходу из «Локомотива».

— В 2008-м, после травмы. Чемоданы были уже собраны. Я сам хотел уехать. Мне было просто стыдно здесь оставаться.

Топ-вратари, VAR, Марио, Мурило

— Летом у «Локомотива» обновился состав. Он слабее, чем тот, что был раньше?

— Не считаю, что он стал слабее. Наша нынешняя команда сильна. Сравнимая с той, что была в прошлом году.

— Как нужно выступить, чтобы вы признали: это успешный сезон?

— Попасть в тройку. Плюс должны исправиться в Лиге чемпионов за прошлый год. Уверен, в этом году все будет по-другому.

— Но группа в ЛЧ у «Локо» наверняка будет сложнее, чем год назад. Есть ли команда, с которой вы хотели бы встретиться?

— «Манчестер Сити». Всегда мечтал сыграть на английском стадионе. Плюс, у меня в «Сити» есть друг — Фернандиньо. Хочу сыграть против него!

— Три лучших вратаря в мире и в России?

— В мире — тер Штеген, Алиссон и Облак. В России — Акинфеев, Лунев и…

— Гилерме?

— Нет, себя называть точно не буду. Третий — Сафонов!

— В этом сезоне в РПЛ появился VAR. Как вам?

— Я за видеоповторы. Но считаю, что они должны быть на каждой игре, а не только в дерби. А то у нас единственный чемпионат, в котором до сих пор нет VAR на всех матчах. Даже в Бразилии уже есть!

— Перед матчем с ЦСКА вы поучаствовали в баттле в скороговорках с Марио Фернандесом. Как у него с русским? 

— Все понимает, но говорить стесняется. Понимаю его, это сложно. Когда я только приехал в Россию, тоже очень смущался. Помог Питер Одемвинге. Постоянно советовал мне: «Не стесняйся. Говори». Я так и делал. До сих пор не очень говорю по-русски, но не стесняюсь. Главное — вы меня понимаете.

— В первом тайме дерби вы жестко накричали на Живоглядова. За что?

— Такое бывает, это эмоции. Я обычно спокойный, но в том моменте потерял контроль над собой, потому что я хотел, чтобы он встречал соперника выше. А он пятился и позволил пробить. Да, после этого я ругался. Не буду же говорить ему ласково: «Пожалуйста, встречай его выше, не дай ему, пожалуйста, пробить». Кстати, после игры извинился. Это нормально. На меня тоже ругались — и тренер, и другие игроки. Чорлука, например.

— С Мурило быстро нашли взаимопонимание?

— Мурило — очень талантливый футболист. Уверен, через несколько лет будет одним из лучших защитников России. Но он еще молод, ему нужно адаптироваться. Здесь другой футбол, другие тренировки. Хорошо, что он приехал и сразу начал играть. Так он быстрее привыкнет и войдет в игровой тонус. Всегда стараюсь быть рядом, помогать, потому что тоже был на его месте, это очень тяжело.

Мурило — хороший парень, спокойный. Думаю, у него хорошее будущее. Он уже играет за олимпийскую сборную Бразилии. Если будет здесь продолжать играть в основе, обязательно попадет в основную сборную.

Мотивация, сборная, натурализация, сырники

— В «Локомотиве» вы безальтернативный первый номер. Комфортно, когда конкуренции почти нет?

— Конкуренция у нас есть всегда. Плюс Юрий Палыч не дает расслабиться. Он меня года два назад посадил на лавку — играл Абаев. С Семиным ты должен доказывать свой класс на каждой тренировке. Поэтому я всегда выкладываюсь на максимум, чтобы сохранить свою позицию.

— Вы самый опытный игрок «Локомотива», в России все выиграли. В чем мотивация? Играть минимум до 37?

— За последние пять лет мы взяли пять трофеев. Титулы — это и есть мотивация. Хочу продолжать их выигрывать. Плюс сборная. У меня есть шанс сыграть на чемпионате Европы. Очень этого хочу.

— Когда впервые получили вызов в сборную России ожидали, что когда-то станете основным?

— Да. Всегда верил в себя. Была цель — оказаться в составе сборной. Это уже очень большой плюс. Но, конечно, всегда хочешь играть. Сейчас у меня появилась такая возможность, и я очень этому рад. Хочу сохранить место в основе и сделаю все, чтобы вы меня меньше критиковали. Понимаю, что так как я не русский, на меня давление намного сильнее.

— Все из-за того, что многие не воспринимают натурализацию.

— Я все понимаю. Россия — очень патриотичная страна. Конечно, поддерживаю мнение: не нужно натурализовать футболиста, который играет здесь месяц или год. Даже если он очень хорош. Но смотрите: я живу в России уже 12 лет и планирую здесь остаться после завершения карьеры. Мои дети учатся здесь. Поэтому мой случай — другой. Но каждого свое мнение.

— Сейчас — после стольких лет в России — вы еще реагируете на расистские выкрики фанатов?

— Нет. Зачем мне на них обижаться? Бывает, когда совершаешь ошибку в матче, тебя и свои болельщики жестко критикуют, пишут в инстаграме: «Ты говно». Но на поле вообще не слушаю, что кричат с трибун — полностью сконцентрирован на игре. Мне все равно, будут ли они кричать что-то про обезьяну или нет. Я — не обезьяна. У соперников тоже играют темнокожие. А фанаты просто таким образом хотят их задеть. Это не означает, что они их не любят. Просто психологический прием.

— Какое блюдо русской кухни вы полюбили больше всего?

— Обожаю борщ. Очень люблю сырники, сало. А каждое утро уже давно не могу представить без каши.

— А что не любите?

— Ненавижу зелень и огурцы. Вообще не могу их есть!

— А холодец?

— Никогда его не пробовал. Он даже выглядит странно, ха-ха!

Sport24, Леонид Волотко, Тигран Арутюнян

01 Августа 2019

Теги: основной состав гилерме маринато

последние Публикации